bauris: (Default)
...Так и тянет на пространное цитирование.



Подобно мудрецам, и я теперь обрушу
Разгневанную речь на собственную душу.

Из праха плоть взята и возвратится в прах,
И что мне золото и что стада в степях?

О низости своей толкует жизнь земная
На разных языках и, смертных удивляя,

Разит без промаха своих же сыновей.
Мне, видно, суждено не удивляться ей.

Я жил - и жизнью сыт. Жизнь - курица на блюде,
Ho в сытости едой пренебрегают люди.

У жизнелюбия - причина слез во всем:
И в солнечных лучах, и в сумраке ночном.

От вздоха первого в день своего рожденья
Мы все торопимся ко дню исчезновенья...

Верблюды и быки спешат на водопой
Прямой, проверенной и правильной тропой.

И как путем кривым идти не страшно людям
Под копьями судьбы, нацеленными в грудь им?

Мне опротивел мир и мерзость дел мирских,
Я вырваться хочу из круга дней своих.

Отбрось тяжелый меч и щит свой бесполезный.
Смерть опытней тебя. Она рукой железной

И голову снесет, и в цель стрелу пошлет,
И распылит войска - непрочный твой оплот.

Она взыскует жертв и насыщает щедро
Телами нашими земли немые недра.




Знай, что «история» в истинном значении слова — это сообщение о людском общежитии, т.е. обустроенности мира, о том, каковы привходящие в природу этой обустроенности состояния дикости и культурности, каковы виды спаянности и преобладания одних людей над другими, о том, какие виды владения и государства получаются в результате этого и о рангах оных, о том, каковы способы заработка и добывания средств к жизни, каковы науки и ремесла, кои люди благодаря своим трудам и устремлениям производят, а также обо всех прочих состояниях названной обустроенности, имеющих место по ее природе...

В самом деле, все возникающее, будь то самость или действие, непременно имеет собственную природу как в себе самом, так и во всех привходящих состояниях. Если получатель сообщения знает, какова природа состояний и возникающего в существовании и что оной природой обусловлено, это служит ему подспорьем в расследовании сообщения и отделении правды от неправды. Такова наилучшая помощь в расследовании, как ни посмотри...

Представляется, что это — самостоятельная наука. В самом деле, у нее свой предмет, а именно: человеческая обустроенность и людское общежитие, — и свои вопросы, а именно: демонстрация, одного за другим, тех состояний, что оно испытывает благодаря самому себе. Так же обстоит дело со всеми науками, как позитивными, так и рациональными...

Знай, что эти фазы жизни государства естественны. Преобладание, которым добывают владение, достигается спаянностью и вытекающими из нее бесстрашием и хищностью, а такое случается в преизбытке только при жизни на открытом пространстве. Поэтому начальная фаза государства — жизнь на открытом пространстве.

Затем, если осуществляется владение, приходит благосостояние, дела налаживаются — и начинается жизнь на огороженном пространстве. Теперь люди изощряются в роскоши и разнообразных ремеслах: стряпают, шьют одежду, строят здания, изготавливают ложа и занимаются прочими вещами, устраивая домашнюю жизнь. Каждый владеет каким-то ремеслом, достигая в нем искусности...

Знай, что государство переходит от одной фазы к другой, от одного состояния к другому. В каждую фазу его жители приобретают некий нрав, соответствующий особенностям данной фазы, так что в другие фазы такой нрав не встречается. Ведь нрав естественно зависит от смеси того состояния государства, в котором он имеется...

Пятая — фаза расточительства и растраты. Собранное предшественниками государь губит в погоне за удовольствиями, потакая страстям... Он заводит дурных дружков и мерзких прихвостней, поручает им величайшие дела, с которыми они справиться никак не в силах, ибо не ведают, что там к чему. Этим он настраивает против себя всех крупных опекаемых и ставленников своих предшественников, пока те, озлившись, не откажутся его поддерживать... Так он разрушает основанное предками, разваливает ими созижденное. На этой фазе государство настигает природа дряхлости, его поражает хроническая болезнь, от которой уже не оправиться и не излечиться. А затем государство гибнет, как мы то покажем, излагая его состояния. Бог — наилучший из наследников.




На всем пространстве земли, за исключением людей Ка'има [Qa'imiyan], которые являются людьми хакика этой эпохи, [в том, что касается] знания Бога, которое есть корень религии, они взяли за основу свои собственные представления и придерживаются их. Они создали себе образец и спорят о нем; а также они полны злобой и нетерпимостью. Таким образом, некоторые приписывают Ему недостатки и говорят: у Бога нет головы и нет ни ушей, ни глаз... О каждом из этих недостатков они говорят, что Он не обладает подобным, и даже намеренно не обладает [этим] и свободен от всего этого. Познающие Бога таким образом окажутся среди заблудших. Иные наделяют [Его] свойствами, напоминающими [что-либо], и говорят: Он на небесах, или на троне, или на ложе, или что Он такой-то и такой-то. Они окажутся в числе [сравнивающих, антропоморфистов].

Теперь мы должны исследовать эту первую группу, ибо один дейлемит вступил в спор в Исфахане с одним из них, и его противник, излагая свое учение, лишал Бога атрибутов и говорил: Бог намеренно не имеет такого. Этот дейлемит говорит в ответ исфаханцу, обращаясь к нему: “То, о чем ты говоришь, было бы огуречным семечком или дыней, но не Богом; в господине следует видеть нечто превосходное”.

Однако обе группы признают, что рассуждение, и представление, и фантазия, и мысль, и рассмотрение, и воображение самих созданий — каким бы это создание ни родилось — не может познать Бога и не достигает Бога...

Однажды случилось мне вести спор с одним человеком в Казвине; и поблизости оказался человек, который состоял в общении с честной общиной, и зашел разговор о вратах рая, и о душе, и о господине. Я начал беседовать с этим здравомыслящим человеком, говоря: “Этот рай и душа, о которых ты говоришь, суть твои собственные представления, а представление -ничто”...

В познании Бога, которое есть корень религии, человек из-за размышлений и рассуждений собьется с пути. А в почитании Бога, каковое есть плод религии, они сходным образом делают из камня или дома, или дерева и так далее киблу и посредника. Когда же придут они к господину или как могут они познать Бога?..

...этот мир от ядра земли до зенита небес есть одно тело и установлен через одну силу [или способность — quwwa] божественного света; однако по форме своей он изменчив и в таком виде является человеческим глазам. Например, та же сила, что производит движение на небесах, есть сила на земле, которая кажется неподвижной. По отношению к форме, установленной для упорядочения небес и в творении небес, она имеет форму движения; но земля неподвижна. И та же сила, что является в солнце и луне и звездах, эта сила заключена в черном камне и в тьме. Но необходимо видеть [это]. И следует аналогичным образом рассматривать все противоположности.

...божественный свет сначала посредством звезд струится с небес на землю, а также поднимается от ядра земли. [Птолемеевские] небеса зовутся “отцами”, а четыре природы [горячее, холодное, влажное, сухое] зовутся “матерями”, а минералы, растения и животные зовутся “потомством”. Есть девять отцов [...] внутри земли и на земле, ибо животные от крошечного муравья до человека составляют три типа животного. Затем эта сила божественного света принуждает все то, что едва живо в отцах, матерях и потомстве, собраться в тело человека и в этой особой форме достичь Божества.

Итак, в относительном смысле человек — это мир рассеяния; однако физический мир и духовный мир, взятые в хакика, — оба являются миром рассеяния и воедино их собирает человек. Именно по этой причине мир зовется великим человеком [insan-i kabir, макрокосм], а человек — малым человеком; однако с точки зрения хакика мир называется малым человеком, а человек — великим человеком. Тогда именно мир является суммой прекрасного в человеке, а человек — превосходным [существом], итогом суммирования мира. Когда рассеянный мир собирается воедино, он зовется человеческой жизнью, а когда живой человек умирает и рассеивается, это называется рассеянным миром. Бог есть истина, и Бог благословен, Господин миров.




И хочется обратиться к массам. Вы зачастую недооцениваете, а то и презираете арабов и их соседей - а могли ли ваши средневековые предки похвалиться экзистенциальной поэзией, достойной Аль-Маарри? Историософией на грани истмата уровня Ибн Хальдуна? Теологией, ставившей сложнейшие онтологические и эпистемологические вопросы и обозначавшей парадоксы, подобно неграмотному безымянному автору низаритского "Учения о воскрешении"? А главное, условиями для высочайшего по меркам того века свободомыслия?

Правда, может возникнуть трудный выбор, что, собственно, обиднее: иметь в целом примитивную и неодухотворенную культуру до самого Нового Времени, чтобы расцвести в XIX-XX столетиях - или прогулять, проиграть, провоевать и обменять на фанатизм и невежество такое богатство. Но для столкновения с дилеммой следует с этим богатством хотя бы ознакомиться, а не блуждать в лесу стереотипов и мифотворчества.

Profile

bauris: (Default)
bauris

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516 1718 19
20 212223242526
27 28 293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios