bauris: (Legacy of...)
Наступление реакции в стране продолжается, и важно постараться ее обезоружить по вопросам, болезненным для порядочных людей. Предлагаю разобрать чрезвычайно вредный миф, в котором сходятся и советские консерваторы, и мечтатели о "России, которую мы потеряли" - об ущербе политического и культурного прогресса в современном понимании для морали.

Дать единое определение "нравственности" для современных людей и ревнителей древлего благочестия, конечно, нелегко, поскольку сравниваются два бесструктурных сознания - ризома и фрагментарная застывшая каша. "Традиционные ценности" в нынешнем российском виде являются сборной солянкой из советских (относительно прогрессивных) и дореволюционных (в основном реакционных) поведенческих установок с совершенно разной мотивацией и достижимостью - это не говоря уже о прочих, наиболее древних умственных атавизмах, описываемых на уровне Фрэйзера с Леви-Строссом и Конрада Лоренца.

Поэтому мы просто возьмем ряд показателей, этическая оценка которых по ряду причин более-менее совпадает и у консерватора, и у человека эпохи постмодерна. Не будем брать для сравнения самые вопиющие статьи типа уровня убийств, алкоголизма или экологии, здесь даже реакционный элемент пасует перед фактом - с этим у нас было плохо ВСЕГДА, от князей и до генсеков - и списывает этот разрыв на разницу в уровне жизни. Откуда материальный уровень жизни берется, элемент, конечно, не задумывается, ну да ладно. Сопоставим менее очевидные вещи, обыкновенно увязываемые с разницей культурной и политической.


Например, чтение. СССР, как известно, по этому показателю лидировал, нынешняя Россия деградирует, и во всем, мол, виновато западное влияние. А за рубежом? Если сравнивать количественные показатели - часы в неделю за книгой, все, казалось бы, не так уж плохо... Но по качественному уровню разрыв тяжелейший. Мы не будем измерять профессиональное мастерство наиболее читаемых авторов в России и за рубежом - эта тема слишком объемна, трудноизмерима и страдает от неполноты данных. Есть, однако, довольно разумный синтетический показатель - уровень читательской грамотности, т. е. способность к пониманию, анализу и критике текста. В исследованиях PISA (о методике которых можно узнать тут) уровень оценен для России низко:



Наш человек смотрит в книгу - видит фигу. И это действительно так: остатки нашей "традиционности" навязывают молодому поколению шаблонное прочтение, априорное отношение к тексту и заранее вбивают в его сознание максимум стереотипов. Стоит ли удивляться, что паранаучная макулатура в России дико востребована во всех слоях, а постмодернистскую литературу у нас вообще не умеют читать? Даже многие образованные люди принимают того же Эко за конспиролога-затейника или Пелевина - то за "сатирика", то за "профессионального русофоба". Какая тут вам множественность интерпретации, какая смерть автора - это просто не укладывается в традиционной голове!

Что до засилья низкопробного чтения и плохого знакомства с признанной классикой (исключая собственную в пределах школьной программы), нужно понимать, что это - закономерное следствие не только нынешнего образа жизни, но и советской цензурной политики, не позволившей массам приучиться к умственно развивающему чтению. Хорошо ли ностальгирующие по "самой читающей стране в мире" понимают, что именно - помимо русской-раннесоветской классики и научпопа - читали тогда? Отнюдь не Голдинга с Борхесом, идеологически неверных, и, более того, не Барбюса с Маркесом, если говорить о симпатизировавших социализму писателях первой величины. А как-то так. Да, в комментариях к заметке по ссылке много и зачастую справедливо говорили, что-де это идеологизированное графоманство в основном лежало в библиотеках под слоем пыли - но, издаваясь неслабыми тиражами, оно не позволяло массово печатать более достойную литературу. Поинтересуйтесь, если не застали тех времен, с какими трудами люди старшего поколения могли раздобыть "Мастера и Маргариту", роман, опубликованный во времена оны всего дважды, причем в первый раз - в журнальной публикации. Или как обстояло дело с переводными зарубежными произведениями.


Или возьмем другой критичный для консерваторов вопрос, рождаемость. Миф о "вымирающей Европе" и "исламском демографическом напоре" мы уже частично разбирали - давайте пройдемся еще разок. Роль общего для наших традиционалистов пугала "западной деградации" играют, как правило, не Штаты (где застарелого душка тоже хватает), а европейские страны, эталон среди которых - Голландия. Полагаю, многие читали эту невероятно завывательную "статью" или по крайней мере усвоили схожие мифы. Да, Голландия - самая последовательная страна Европы во всем, что так угнетает исконников и посконников: крайне либеральные (до недавнего времени) правила въезда и огромный процент иммигрантов, легализация каннабиса, первенство в мире по разрешению однополых браков, высочайший процент атеистов (48%) и прочие "ужасы".

И как это сказывается на рождаемости?

Практически никак:



(Источник). Согласно более поздним цифрам, рождаемость коренных голландцев сейчас еще выше (коэффициент фертильности 1,72). Зато, что характерно, рождаемость приезжих быстро падает до нормального среднего уровня.

А в более консервативных - и, естественно, поэтому менее благоустроенных - странах с рождаемостью зачастую беда. Застрявшая в глубоком католицизме Польша блещет коэффициентом аж в 1,3, а все православные страны показывают сопоставимые и стабильно плохие результаты вообще без исключений.


Перейдем к малоприятной теме абортов. У традиционалистов, отождествляющих их распространение со все теми же кошмарами модернизации, феминизмами и эмансипациями, вообще говоря, обычно нет даже представления о том, что европейское законодательство в вопросе абортов далеко не столь либерально, как в возрождающей духовность и традиции путинской России. Здесь все нагляднее некуда:



И дело не только в том, что Россия - безоговорочный лидер во всем Старом Свете по прерываниям беременности: за ней следуют в первую очередь остальные православные страны. Огромный процент наблюдаем у Румынии, Болгарии, Украины, Беларуси; показателен троекратный разрыв (24% и 8%) между православной Сербией и католической Хорватией и ничтожный процент абортов (3%) в Австрии, не имеющей притом в законодательстве серьезных ограничений на этот счет.

Словом, если о благотворной роли некоторых традиционных религий - в частности, католицизма - в деле разумной и этичной борьбы с этим явлением еще говорить можно (если, конечно, разгадка не в административных запретах, как в Польше), то консервация нашей местной "духовности" есть дело гиблое, ибо православие в существующем виде - не про нравственность вообще.

Предвидя возражение про "ужасы атеистической пропаганды", якобы обусловившие мрачные показатели в Восточной Европе, сразу парирую это "пропагандой" прав и свобод ("потребления", как это называют консерваторы) по ту сторону: это, знаете ли, мера комплексная и потому значительно более эффективная в деле разрушения всякой архаики. Учитывая, что большинство консерваторов считают по сравнению с ней порядки времен СССР "меньшим злом" или и вовсе благом - они об этом тоже догадываются.

И кстати, снова помянем добрым словом страшную бездуховную Голландию, занимающую по абортам (12%) одно из последних мест в Евросоюзе.


Да, о потребительстве. В российском сознании оно по вполне очевидным (и совершенно нелепым) причинам ассоциируется именно с "бездуховной заграницей", разработавшей и запустившей в производство джинсы-мерседесы-айфоны и прочие товарные фетиши. На деле, понятно, ситуация полностью противоположна:



По числу любителей роскоши (20%) Россия также далека от всех остальных стран, за исключением Бразилии (23%): в Индии, занявшей третье место по этому показателю, их 14%, а в Японии — всего 5%.



Наш крайний вещизм - следствие нищеты с одной стороны и бесправия, вынуждающего его материально компенсировать для поднятия самооценки, с другой. Мы говорим о "бесправии" в двояком смысле - как общественном (бессилие перед государством, уязвимость перед произволом, застопоренные социальные лифты), так и умственном (диктат ограничивающей кругозор идеологии - будь то уваровская триада, программа Партии или традиции-духовность-стабильность-с-колен, ограниченность контактов с зарубежьем и т. п.). Жители развитых стран давно пресытились барахольством, преодолевая оба его фактора.

Можно, конечно, думать, что в эпоху до исторического материализма российские крестьяне и мещане все свои мысли устремляли к горнему - но, боюсь, классики с нами не согласятся...

- "Жалей!.." Еще прослышали
Два-три рассказа страшные
И горячо заспорили
О том, кто всех грешней.
Один сказал: кабатчики,
Другой сказал: помещики,
А третий - мужики.


(с) Великий поэт и народный заступник.


Закономерно, что в обществе со столь рудиментарной нравственностью не работают даже запреты: в них заранее создаются как законные, так и коррупционные лазейки, которыми без стеснения пользуются все. Когда при Сталине произошел поворот от создания новой коммунистической морали к консервации морали традиционной, крайне показательной оказалась все та же ситуация с прерываниями беременности: запрет 1936 года вызвал временное снижение статистики, но вскоре социум приспособился к ограничениям. Показатели абортов (и разрешенных, и криминальных) на душу населения по городам к 1939 году достигали современного уровня - и уступали ему по стране в целом лишь с учетом сельского населения, в те годы слабо охваченного системой здравоохранения. Словом, порядочность сталинских времен - по-видимому, такая же сказка, как и строгая мораль до революции: разница между ними лишь в авторах - советских либо монархических консерваторах.



Сегодня мы черпаем полной ложкой наследие тысячелетнего политического, духовного и интеллектуального рабства. Пока остальной мир борется за снижение преступности, ловит бозоны Хиггса, открывает микроблазары, проектирует солнечные батареи на фуллереновом композите, пишет достойные Нобелевской премии романы, творит замечательные картины, делает поразительные игры на общественные пожертвования, разрабатывает "новую демократию" или, по крайней мере, усердно учится и работает, как страны БИК, у нас на повестке дня - не чудовищные численные показатели безнравственности, достигнутой исключительно собственными усилиями, а постройка 10000 гундяевок, благодаря которым, несомненно, нас можно будет хоть сразу уводить в Царство Небесное. Руками санитаров. И лишь осознание отсутствия ценности "традиционных ценностей", понимание их фрагментарной и архаической природы, а главное - их полной этической неэффективности есть непременное условие грядущей подлинной нравственности и прогресса.

Profile

bauris: (Default)
bauris

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516 1718 19
20 212223242526
27 28 293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 10:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios